Адвокат Алешин А.В. Рассказал о деле Кобозева - кому выгодно уголовное дело в отношении его подзащитного


Вот уже год "Солидарность" пристально наблюдает за судебным следствием по так называемому "делу Кобозева", рассматриваемому в Волгограде. Наши читатели первыми узнают все подробности заседаний. Не изменяя этому правилу, на этот раз мы решили узнать мнение о происходящем в суде у участника процесса - защитника Вячеслава КОБОЗЕВА, адвоката Андрея АЛЁШИНА.

- Андрей Васильевич, прошел год с начала рассмотрения "дела Кобозева". На какой стадии находится сейчас рассмотрение дела, каковы, на ваш взгляд, результаты судебного следствия по рассмотренным эпизодам?

- В настоящее время судом с участием сторон исследованы доказательства по 6 наиболее крупным эпизодам, то есть пройдена большая часть пути. Что же касается результатов судебного следствия по рассмотренным эпизодам, то, как и полагается по закону, оценку им даст суд. В то же время, не предрешая выводы суда, выражу общую позицию защиты, которая сводится к тому, что предъявленное Вячеславу Кобозеву обвинение в суде по рассмотренным эпизодам очевидно не подтвердилось - утверждение о том, что объекты профсоюзной собственности, проходящие по делу, похищены Кобозевым, не соответствует действительности по двум основным причинам.

Во-первых, все решения о судьбе этих объектов принимались исполкомом, а не Кобозевым, и он не может нести уголовную ответственность за решения коллегиального органа облсовпрофа.

Во-вторых, в суде установлено, что юридические права на такие объекты, как "Литера "Б" Дворца спорта и гостиничный комплекс "Турист", у облсовпрофа до настоящего времени не утрачены. Да, право собственности перешло к учрежденным облсовпрофом организациям, но это в полной мере соответствует требованиям законодательства о профсоюзах. Профсоюзы в первую очередь должны защищать права трудящихся, а не зарабатывать деньги. Поэтому вести хозяйственную деятельность они должны через создаваемые (учреждаемые) ими организации. Причем выбор вида организаций принадлежит исключительно профсоюзам, какое-либо вмешательство в деятельность профсоюзов не допускается.

- Каковы успехи защиты в отстаивании этой позиции?

- После неоднократных попыток нам удалось добиться удовлетворения ряда важных для законного разрешения дела ходатайств. При этом сами факты, послужившие поводами для заявления ходатайств, я бы назвал просто вопиющими. Они в основном связаны с тем, что орган предварительного следствия в ряде случаев не предпринимал никаких мер к расследованию истинных обстоятельств дела, принимая за основу обвинения вырванную из контекста реальных событий полуверсию этих событий, которая при первичном взгляде бросала тень на Вячеслава Кобозева. Это явилось одной из причин столь длительного рассмотрения дела: суд эпизодически занимается предварительным следствием.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ КОБОЗЕВА НЕЗАКОННО

- Какое юридическое значение имеет позиция Волгоградского облсовпрофа по делу Вячеслава Кобозева, и как она влияет на его судьбу?

- Облсовпроф признан по уголовному делу потерпевшим и является очень важным участником процесса. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на следующее. Уголовное дело в отношении Вячеслава Кобозева было возбуждено 9 октября 2009 года по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 Уголовного кодекса РФ. Возбуждение уголовного дела по данному обвинению в отношении Вячеслава Кобозева в соответствии с нормами Уголовного, Уголовно-процессуального кодексов и устава Волгоградского облсовпрофа было возможно только при наличии официального решения конференции Волгоградского облсовпрофа о даче согласия на возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 201 УК РФ персонально в отношении Вячеслава Кобозева. Такого решения не существует по сей день. Таким образом, уголовное преследование Кобозева в период с 9 октября по 3 ноября 2009 года (день возбуждения второго уголовного дела) производилось незаконно и заключен под стражу он был также незаконно... 

- Что же происходило в действительности в тот момент в облсовпрофе? 

- А вот что: Павел Николаенко, будучи временно исполняющим обязанности председателя облсовпрофа и, как мне представляется, преследуя цель сохранения за собой временно занимаемой должности, в декабре 2009 года лично обратился в Следственный комитет по Волгоградской области с письмом о согласии на уголовное преследование Вячеслава Кобозева, сославшись при этом на решение исполкома облсовпрофа о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении Кобозева В.В. от 9 декабря 2009 года. Как установлено в суде, никаких заседаний исполкома в этот день не проводилось и решений таких исполкомом никогда не принималось.

К этому следует добавить, что даже если такое решение и было бы принято, оно являлось бы незаконным, так как в соответствии с Уставом облсовпрофа право дачи согласия на уголовное преследование Вячеслава Кобозева принадлежало конференции. Что же касается действий Павла Николаенко, то в настоящее время защитой направлен запрос в Следственный комитет России на предмет решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении Николаенко по данному факту.

- Какова, по вашему мнению, фактическая роль и позиция Волгоградского облсовпрофа и его нынешнего руководителя Павла Николаенко по делу и чем она объясняется? Почему нынешнее руководство облсовпрофа хочет признать Вячеслава Кобозева виновным в хищениях профсоюзной собственности ?

- В настоящее время, на мой взгляд, позиции облсовпрофа по делу нет, а есть позиция отдельно взятого председателя облсовпрофа Павла Николаенко и нанятых им со стороны членов его команды. Это подтверждается прежде всего показаниями неоднократно допрошенных в суде членов совета и исполкома облсовпрофа и даже руководителей - Павла Николаенко, Тамары Емельяновой, Татьяны Гусевой. Установлено, что им ничего не известно о реальном положении дел в своем же облсовпрофе и о фактах "преступной деятельности" Кобозева. Также установлено, что не существует никаких относящихся к делу Кобозева и имеющих хоть какое-либо правовое значение решений исполкома облсовпрофа, кроме принятых 22 октября 2009 года, когда исполком признал действия и решения в области финансово-хозяйственной деятельности председателя облсовпрофа и всех его коллегиальных органов легитимными и законными (это решение не отменено и по сей день). Все утверждения этих лиц исключительно голословны и не основаны ни на каких объективных доказательствах.

Однако вопреки этому решению коллегиального органа Николаенко, действуя, на мой взгляд, вопреки интересам облсовпрофа, направляет в суд исковое заявление о взыскании с Кобозева якобы причиненного облсовпрофу ущерба. Причем, как установлено в ходе допросов, никто из членов исполкома в глаза этого заявления не видел.

Далее, он же направляет в суд представителей облсовпрофа не из числа членов исполкома или лиц, которые длительное время работают в облсовпрофе и могли бы в действительности представлять интересы коллегиальных органов организации, а из числа недавно нанятых для "решения вопроса о возврате утраченных объектов профсоюзной собственности" лиц - "варягов". Как мне представляется, решивших немного подзаработать на "решении этого вопроса"...

БЕЗ ПРАВА ГОЛОСА

- Обладают ли члены исполкома достоверной информацией по этому делу?

- Парадоксально, но в суде установлено, что до настоящего времени ни один коллегиальный орган облсовпрофа, во-первых, не принял никаких мер к проведению внутренних проверок для определения "так называемой преступной деятельности" Кобозева, а во-вторых, в соответствии с уставом облсовпрофа, как общественной организации, не предоставил своему бывшему руководителю Кобозеву, одновременно члену этой общественной организации, право - нет, не оправдаться, а изложить свою позицию и быть услышанным.

Руководителям Следственного комитета в 2009 году было дважды предоставлено право выступить на заседании исполкома с обвинительной речью, еще даже до возбуждения уголовного дела. Осенью 2010 года Кобозев и защитники прибыли на заседание исполкома с целью воспользоваться правом ответной речи. Однако по настоянию Николаенко не были допущены к участию в заседании, в том числе и сам Кобозев, имевший это право как председатель областной организации ГМПР.

То есть коллегиальные органы облсовпрофа не имеют объективной информации о реальном положении дел в облсовпрофе, деятельность же Павла Николаенко и членов его команды носит закрытый и противоречащий состоявшимся ранее решениям исполкома характер. Вот такая вот открытость...

- К чему же сводится позиция Павла Николаенко и его команды?

- До недавнего времени эта позиция сводилась к тому, что Кобозева необходимо и обязательно надо признать виновным в хищении всех объектов профсоюзной собственности, проходящих по уголовному делу, и использовать данный юридический факт для возврата этих объектов облсовпрофу. Эта позиция являлась лозунгом, на волне которого, как следует из показаний членов исполкома в суде, Павел Николаенко был избран председателем облсовпрофа. Но вот что кроется за этой на первый взгляд правильной позицией... Кстати, ответ на вопрос, почему Кобозеву и его защитникам не позволили изложить позицию исполкому, находится именно здесь.

Во-первых, такая позиция позволяет членам исполкома снять с себя груз ответственности за принятые ранее в сложный экономический период непопулярные решения, касающиеся управления объектами профсоюзной собственности. Мол, можно все ошибки и потери на Кобозева списать...

Хотя, правды ради, необходимо отметить, что многие члены исполкома как раз-таки наоборот добропорядочно признают факты коллегиального принятия подобных непростых решений и разделяют ответственность за эти решения.

Во-вторых, это попытка внедрить в умы членов исполкома облсовпрофа лже-аксиому о том, что объекты действительно безвозвратно похищены и о них можно забыть, но при этом жестоко наказать Кобозева, чтоб другим неповадно было... А это, в свою очередь, нужно для ведения в тайне от коллегиальных органов облсовпрофа (тут-то и объясняется причина набора команды "варягов" для возврата собственности) сепаратных переговоров с лицами, которые реально получают имущественную выгоду от эксплуатации объектов профсоюзной собственности, о размере имущественной компенсации за подобное одурманивание членов исполкома.

В-третьих, как возможный вариант, с использованием тезиса о безвозвратной потере собственности, в частности, гостиничного комплекса "Турист", лично господину Николаенко это позволяет решить одну очень непростую жизненно важную задачу, суть которой в следующем. Если контроль над комплексом "Турист" будет установлен и Николаенко не изберут 4 августа 2011 года председателем облсовпрофа, то и дивидендов он от этого не получит никаких. Если же его изберут председателем, в свете новых принятых Исполкомом решений о значительном ограничении полномочий председателя облсовпрофа, доходы от эксплуатации "Туриста" придется использовать по назначению.

Но совершенно другое дело, если при условии договоренности с господами Леонидом Мильманом и Сергеем Лебедевым представить дело так, чтобы "Турист" был безвозвратно утрачен, и оставить все как есть, при этом, используя это как "заслугу", выторговать солидный куш на старость в виде какого-либо участия в доходах "Туриста": и Николаенко хорошо, и Мильману с Лебедевым хорошо, а Кобозева в тюрьму...

В-четвертых, это повод в действительности осудить Вячеслава Кобозева, убрав слишком много знающего, грамотного, опытного и достаточно авторитетного профессионала, политического конкурента и оппонента с площадки борьбы за власть в облсовпрофе.

Leave your comments

Post comment as a guest

0

People in this conversation

Load Previous Comments
Powered by Komento